личное

Бывает, шаришься так по контакту, натыкаешься на старичку какой-то телки. И думаешь, "о, какая-то телка". Фоточки, глазки, цветочки, инстаграмчик. А потом посмотришь случайно в любимые книги - а там "Трактат "О травах и иных злаках, таинственно могущих служить причиною скорби, радости и успокоения, а равно о слюне и соках гадов, пауков и голого вепря Ы, таковыми же и многими другими свойствами обладающих". И сразу: "О, благородная дона! Сколько мудрости отражается в свете ваших прекрасных очей! Как милы ваши портреты, как изысканно украшаете вы свой наряд, сотканный из утренней свежести и пения соловьев, благородными цветами!"

ПС. Иду перечитыватиь первоисточник, и в первом же абзаце натыкаюсь на описание себя. "Арбалеты  он  считал детством человечества,  так  как  был  ленив  и  неспособен  к  столярному ремеслу".

(no subject)

И вот короче пошла вчера в тренажерку, бегу на беговой дорожке и ловлю себя на том, что думаю "нет, пожалуй я способна воспринимать рациональное только через призму эстетического. не могу сказать, чтобы рациональное вызвало отклик само по себе, не будучи обличено в красивую форму существования и законченности алгоритма решения задачи...."

мне надо больше общаться с живыми людьми, а то я тут с ума сойду О.о

сикорски

Какое же это наслаждение, узнавать цитаты. Я не знаю, почему, может это отголосок упаднического чгкстного мышления «хрхр, смотрите все, какой я умный!», но такое  узнавание доставляет какое-то несравненное удовольствие. Даже вот читаешь блог незамысловатого особо в смысле речевых оборотов Носика, и встречаешь там «ни слов, ни музыки, ни сил» или «тут за день так накувыркаешься» и уже всплывает какое-то обожемой!  Я как-то, когда читала про «истинное значение» символов в трилогии Матрица, была вне себя от счастья по поводу крутости братиков Вачовски. И, как было бы замечательно шарить во всех этих гуманитарно-исторических вещах, чтобы уметь видеть больше, чем показывают. Например, в той же третьей матрице большинство видит бессмысленное месиво между машинами и людьми с кучей спецэффектов, а историки и евреи-ортодоксы очевидно углядывают символ миноры в том моменте, когда тело дохлого Нео уносят после финального боя со Смитом. Вот и сейчас, пока я проводила бессмысленные выходные за интерент-серфингом, перекрестные ссылки Википедии вынесли меня на статью о документе, который вошел в историю под названием «соглашение Сикорского-Майского». Раньше, еще из курса школьной истории, я знала ровно одного реального человека по фамилии Сикорский – изобретателя банана Сикорского, российского инженера и летчика, о котором с гордостью писали в школьных учебниках рядом с лампой Яблочкова и радиоприемником Попова. 1913 год, расцвет, подъем, збс. И я знала еще одного вымышленного персонажа, Рудольфа Сикорски, он же Экселенц, он же Странник, он же Умник, он же наставник Максима Каммерера, он же председатель КОМКОНА-2, он же один из членов мирового правительства Земли. Ну, да, опять АБС. Так вот, зная, что у Стругацких НИЧЕГО НЕ БЫВАЕТ ПРОСТО ТАК, что они были мастерами языка Эзопа и ваще-ваще-ваще, я таки прочитала эту статью, узнав, что соглашение Сикорского-Майского – это соглашение о возобновлении дипломатических отношений, подписанное в июле 1941 года между Советским союзом и правительством Польши в изгнании. В изгнании оно оказалось после оккупации почти всей территории Польши войсками Вермахта. Собственно, там оно пробыло до самого 1990 года, потому что в 43-ем Союз успел дипломатические отношения разорвать, а Польшу оккупировать снова. Но речь сейчас не об этом. Речь о формулировке «в изгнании». Когда Стругацкие писали Обитаемый остров, где первый раз появляется Рудольф Сикорски, польское правительство продолжало быть в изгнании. Потом, вышеуказанный изобретатель банана после революции 1917 года вынужден был уехать сначала во Францию, потом в Америку, разделив судьбу и горе русской эмиграции. Тоже, по сути, изгнание. В 1990х даже книга вышла – Сикорский, изобретатель, изгнанник, отец авиации. Это, конечно, гораздо позже, чем был написан Обитаемый остров (1969г), но само понятие должно было родиться гораздо раньше. Теперь, какова вероятность того, что имя героя своей новой книги АБС выбирали наобум, не справившись предварительно о возможных исторических однофамильцах? Я считаю, что таковая вероятность равна нулю. Скорее всего, они был отлично осведомлены об обоих,  учитывая начитанность и «врожденный» интерес к истории старшего брата. Значит, слово «изгнанник» вертелось у них в головах. Значит, Рудольф Сикорски – изгнанник. Конечно, Сикорски – прогрессор, что, согласно Стругацким, есть изгнанник по определению. Это, по сути, наблюдатель, посланный прогрессивной и развитой расой людей следить за отстающими от нас цивилизациями, по мере своих сил предотвращая геноцид, фашизм и прочие выкидоны взрослеющей культуры. Он не живет в своем привычном обществе, он оторван он любимого и домашнего человечества, он вынужден существовать, окруженный дрязгами, низостью и вонью примитивных культур. Тут много чего написано, тут и благородный дон Румата Эсторский, не выдержав морального напряжения, начинает мстить за возлюбленную… Однако, авторы идут дальше. Обитаемый остов – это первая книга в меру эпической  трилогии. После описываемых в книге событий Рудольф Сикорски возвращается на Землю, становится членом Мирового правительства и председателем КОМКОНА-2, Комиссии по Контактам. По контактам с инопланетными цивилизациями. Но зачем, скажите, какая-то комиссия, когда уже есть Мировое правительство и дипломатические отношения? КОМКОН-2 – это аналог внешней и внутренней разведки вместе взятых, это такой специальный комитет, работа которого – подозревать всех и вся во вредительстве, преследовании целей, отличных от целей человечества, проверять и проверять еще раз любого пришельца, любого носителя неизвестной землянам культуры и морали. Их работа – обеспечение безопасности землян ЛЮБЫМИ средствами. Любыми. Вплоть до убийства живого существа. Ну и что в этом такого, скажите вы? Нормальная практика, национальная (ну хорошо, общепланетарная) безопасность. А дело в том, что с точки зрения современных Сикорски людей, (согласно все той же трилогии), граждан планеты Земля – нанесение одному разумному существу вреда другим разумным существом – это немыслимое дело, это просто невозможно, невероятно, безумно и не терпит никаких разумных оправданий. Все разумные существа есть братья, и раз уж две цивилизации смогли вступить в контакт, это значит, что они обладают достаточным уровнем энергии и технологий, чтобы не требовать никаких примитивных ресурсов от стороны-собеседника. Поэтому сама мысль о завоевании или нанесении какого-либо ущерба одной цивилизации другой настолько противна и неприятна жителям Земли, настолько противоречит их природе и воспитанию, что существование этой странной Комиссии По Контактам многими оценивается как нечто ненужное и даже вредное, как излишество, которое может отпугнуть представителей других цивилизаций. Это какой-то пережиток темного прошлого, все еще, к сожалению, рассматривающий насилие как возможный метод разрешения конфликтов. Но Мировое правительство должно перестраховываться. Если запахло серой, оно «просто обязано предполагать наличие где-то поблизости черта с рогами и налаживать производство святой воды в промышленных масштабах». Путь даже потом они предстанут дураками перед всей общественностью. «… надо самому пройти через сумерки морали, увидеть кое-что собственными глазами, как следует опалить собственную шкуру и накопить не один десяток тошных воспоминаний, чтобы понять наконец, и даже не просто понять, а вплавить в мировоззрение эту некогда тривиальнейшую мысль: да, существуют на свете носители разума, которые гораздо, значительно хуже тебя, каким бы ты ни был… И вот только тогда ты обретаешь способность делить на чужих и своих, принимать мгновенные решения в острых ситуациях и научаешься смелости сначала действовать, а потом разбираться.»  Прекраснейший троллинг. И вот случайно ли то, что братья Стругацкие сделали Рудольфа Сикорски, обладателя такой говорящей фамилии, председателем этой Комиссии? Может быть, вернувшись после стольких лет пребывания в примитивной, раздираемой войнами, пропагандой и радиацией цивилизации, он так и остался Изгнанником для своих современников-землян? Может быть, он знает слишком много об ужасах войны и о том, что может сделать одно человеческое существо с другим человеческим существом в условиях голода, сражения, ненависти? Может быть, собственные современники кажутся ему наивными детьми, выросшими во всеобщей любви и заботе и слышавшие о войне и голоде только на уроках истории? Ну хорошо. Допустим, что так. Что с того, неугомонный стругацкофил? Что ты этим пытаешься доказать? – спросите вы. Да ни чего. Кроме того, что АБС были неисправимыми оптимистами. Потому что, хотя они и не приводили нигде никаких точных дат, предполагаемая дата рождения Рудольфа Сикорски, согласно описываемым в трилогии событиям, – 2075 год. Ха-ха-ха. То есть я в 85 лет смогу увидеть это будущее?? Ах, как бы мне хотелось, чтобы это было правдой и как я катастрофически  не вижу ни одной предпосылки в современном обществе, ведущей к формированию этого разумного, доброго и мудрого будущего…
И вот пока я об этом всем думала, мне попалась заметка некого псевдо-около-литературного аффтара, доказывающего что мир Полудня АБС и есть настоящий фашизм а люди в нем зомби. http://yun.complife.ru/miscell/strufash.txt Насколько надо быть долбанутым на всю голову, чтобы прочитав столько хороших книг не понять ВООБЩЕ ничего, а точнее понять все наоборот, извратить вывернуть наизнанку. Скорее всего, он просто хороший тролль, и хорошо бы если так, потому что в противном случае он клинический идиот, который, защищая права человека в своей статейке по сути защищает одно право – оставаться всю жизнь клиническим идиотом. 

1968



Ввели  знакомого  -  худого  человека  в  белом  халате.  Он  был   в
наручниках, и поэтому держал руки, неестественно вытянув их  перед  собой.
Глаза у него были красные, лицо отекло. Он сел и стал смотреть на  картину
поверх головы бригадира.
     - Ваше имя - Гэл Кетшеф? - спросил бригадир.
     - Да.
     - Зубной врач?
     - Был.
     - В каких отношениях находитесь с зубным врачом Гобби?
     - Купил у него практику.
     - Почему же не практикуете?
     - Продал кабинет.
     - Почему?
     - Стесненные обстоятельства, - сказал Кетшеф.
     - В каких отношениях находитесь с Орди Тадер?
     - Она моя жена.
     - Дети есть?
     - Был. Сын.
     - Где он?
     - Не знаю.
     - Чем занимались во время войны?
     - Воевал.
     - Где? Кем?
     -  На  юго-западе.  Сначала  начальником  полевого  госпиталя,  затем
командиром пехотной роты.
     - Ранения? Ордена?
     - Все было.
     - Почему решили заняться антигосударственной деятельностью?
     -  Потому  что  в  истории  мира  не   было   более   отвратительного
государства, - сказал Кетшеф. -  Потому  что  любил  свою  жену  и  своего
ребенка. Потому что вы убили моих друзей и растлили мой народ. Потому  что
всегда ненавидел вас. Достаточно?
     - Достаточно, - спокойно сказал бригадир. -  Более,  чем  достаточно.
Скажите нам лучше, сколько вам платят хонтийцы? Или вам платит Пандея?
     Человек в белом халате засмеялся. Жуткий это был  смех,  так  мог  бы
смеяться мертвец.
     - Кончайте эту комедию, бригадир, - сказал он. - Зачем это вам?
     - Вы - руководитель группы?
     - Да. Был.
     - Кого можете назвать из членов организации?
     - Никого.
     - Вы уверены? - спросил вдруг человек в штатском.
     - Да.
     - Видите ли,  Кетшеф,  -  мягко  сказал  человек  в  штатском,  -  вы
находитесь в крайне тяжелом положении. Мы знаем о  вашей  группе  все.  Мы
даже знаем кое-что о связях  вашей  группы.  Вы  должны  понять,  что  эта
информация получена нами от какого-то лица, и теперь только о нас зависит,
какое имя будет у этого лица - Кетшеф или какое-нибудь другое...
     Кетшеф молчал, опустив голову.
     - Вы! - каркнул  ротмистр  Чачу.  -  Вы,  бывший  боевой  офицер!  Вы
понимаете, что вам предлагают? Не жизнь, массаракш! Честь!
     Кетшеф опять засмеялся,  закашлялся,  но  ничего  не  сказал.  Максим
чувствовал, что этот человек ничего не боится. Ни смерти,  ни  позора.  Он
уже все пережил. Он уже считает себя  мертвым  и  опозоренным...


Он ворчал, зевал, чесался, перематывал портянки, обзывался, но понукаемый, взбадриваемый и подхлестываемый, в конце концов разговорился и изложил свои представления о причинах войны. Таких возможных причин было, по его мнению, по крайней мере три. Может быть, они действовали все разом, а может быть преобладала какая-нибудь одна. А может быть, существовала четвертая, которая ему, Зефу, пока еще не пришла в голову. Прежде всего - экономика. Данные об экономическом положении Страны Отцов хранятся в строжайшем секрете, но каждому ясно, что положение это - дерьмовое, массаракш-и-массаракш, а когда экономика в дерьмовом состоянии, лучше всего затеять войну, что бы сразу всем заткнуть глотки. Вепрь, зубы съевший в вопросе влияния экономики на политику, предсказывал эту войну еще пять лет назад. Башни, знаете ли, башнями, а нищета нищетой. Внушать голодному человек, что он сыт, долго нельзя, не выдерживает психика, а править сумасшедшим народом - удовольствие маленькое, особенно если учесть, что умалишенные излучению не поддаются... Другая возможная причина - идеологическая. Государственная идеология в Стране Отцов построена на идее угрозы извне. Сначала это было просто вранье, придуманное для того, чтобы дисциплинировать послевоенную вольницу, потом те, кто придумал это вранье, ушли со сцены, а наследники их верят и искренне считают, что Хонти точит зубы на наши богатства. А если учесть, что Хонти - бывшая провинция старой империи, провозгласившая независимость в тяжелые времена, то ко всему добавляются еще и колониалистские идеи: вернуть гадов в лоно, предварительно строго наказав... И, наконец, возможна причина внутриполитического характера. Уже много лет идет грызня между Департаментом общественного здоровья и военными. Тут уж кто кого съест. Департамент общественного здоровья - организация жуткая и ненасытная, но если военные действия пойдут хоть сколько-нибудь успешно, господа генералы возьмут эту организацию к ногтю. Правда, если из войны ничего путного не получится, к ногтю будут взяты господа генералы, и поэтому нельзя исключить возможность, что вся эта затея есть хитроумная провокация Департамента общественного здоровья. Между прочим, на то и похоже - судя по кабаку, который везде творится, а также по тому, что уже неделю орем на весь мир, а военные действия, оказывается, еще и не начинались. А может быть, массаракш, и не начнутся...

Аркадий и Борис Стругацкие. Обитаемый остров. 1968 год.

брат

Кто-нибудь помнит, чем отличается вентилятор от антибиотика? Или кто круче, адвокат или барон? Если в школе мы учили историю и читали книги, написанные до нашего рождения, то телевизор показывал современность. Современность была такова, что наши родители боялись выпускать нас из дома по вечерам. Мы точно знали, что раньше Санкт-Петербург был культурной столицей России, а теперь стал криминальной. Детский мозг невероятно восприимчив, я, например, до сих пор никак не могу забыть вступление к медному всаднику и почти помню Бородино. После универа место на чердаке совсем кончилось, и сейчас запоминать столько килобит ненужной информации я вообще не в состоянии. А тогда – пожалуйста. Тогда на чердак попадали образы, картинки из телевизора, формируя представление о том, как все сейчас происходит в мире взрослых. Мир взрослых был жесток. В нем жили по понятиям и взрывали мерседесы. Причем надо было обязательно позвонить на пейджер, чтобы сработал детонатор, без этого никак. Сначала показывали новости про убийства, потом новости про убийства журналистов, которые снимали новости про убийства, а потом сериалы  и фильмы, где убивали друг друга актеры.  Чтобы совсем не загнить на буржуазном западе, а может от тоски, а может оттого, что наткнулась на пост о 12ой годовщине смерти Сергея Бодрова, я решила пересмотреть братьев. Помню, папа мне как-то говорил, восхищаясь игрой Высоцкого, как гениально тот сыграл Жеглова, персонаж по сути лишенный каких либо положительных черт, кроме чувства справедливости. Так сыграл, что проникаешься к нему симпатией, не смотря на кошелек-кошелек, на то, что «не клинок это вовсе, а охотничий кистень» и прочую однобокую его правду. Я тогда этого совершенно не понимала, для меня оба и суровый Жеглов и попискивающий про права человека хипстер Шарапов были частью далекой истории. А вот Данила Багров – мой современник. Он один из тех образов из телевизора, накрепко засевших в голове с восьмилетнего возраста. Русский супермен, борец за справедливость, ветеран первой чеченской, любит делать обрезы из всего, что попадется под руку, обладает навыками рукопашного боя (уровень –  Брюс Ли). При этом пронзительно искренний, добрый, скромняга, любит Наутилус и ДДТ, улыбается во все лицо, когда вспоминает брата, чудо-мальчик. Гений Балабанова родил этого персонажа тогда, когда это было просто необходимо, гений Бодрова воплотил его в жизнь. И засел этот образ в головах крепко и надолго. И нет в нем вычурности, геройства, голливудского пафоса. Зато есть «скоро вашей америке - кирдык», «я евреев как-то не очень», «режиссеров тоже, но ты вроде ничего», «он не американец, а француз – а какая разница?», «вы мне, гады, еще за Севастополь ответите», «are you gangsters? – no, we are Russians» "не брат ты мне, гнида черножопая". В 24 в кино видишь больше, чем в 8. Представьте теперь Данилу в наше время. Парень без образования, сын вора-рецидивиста из российской глубинки, приезжает в Питер и сразу начинает участвовать в криминальных разборках, устранять авторитетов, спать с чужой женой, делать подпольно оружие. Оружие и безнаказанность доводят его до того, что он начинает применять его когда собственной жизни опасность не грозит, стреляя в безоружного человека. Тогда, в конце первого фильма, возлюбленная ставит Данилу на место, говоря, что тот возомнил себя крутым, и теперь может всех убить. Однако во втором фильме Данила едет в Америку, и там, в клубе, крошит целую кучу невинных людей (может и виновных в чем-то, но точно не в смерти его друга). Кроме того, убивает нескольких охранников в офисном здании. За этим никакого раскаяния не следует. Он хладнокровно и жестоко расправляется с теми, кого определил в нехорошие люди. Английского языка он не знает и учить не собирается, в Америке плохо и нет ничего настоящего, кроме денег и украинской мафии. Русскую девушку, работающую проституткой надо спасать, а вот с американской телеведущей можно провести одну ночь просто потому что а почему бы и нет, сама же хочет. Доброта, ум и честность Данилы соседствуют с ограниченностью кругозора, легкой формой национализма и кучей предрассудков. Простой гениальный противоречивый образ. Наше поколение выросло в это время, мы смотрим это кино и не можем не симпатизировать герою. При этом при теоретической встрече с подобным персонажем в реальности норма реакции – не попадаться на глаза. Телевидение и кино с тех пор измельчало, вся эта бандитская романтика выродилась феномен русского сериала про ментов – «посмотрел - поблевал». И вместе с тем, эти картинки из 90х, эти фразы вкупе со знаменитым задорновским «ну тупые!», остаются в головах не только хипстеров-интеллектуалов с кандидатской диссертацией, но и вполне себе «простых русских ребят» со всеми вытекающими. Балабанов, конечно, снимал кино не для того чтобы чего-то там проповедовать. Он делал срез реальности как таковой, художественно преувеличивая одни стороны действительности и оставляя другие не тронутыми. Но некоторые куски этого среза резонируют в пустых черепных коробках особенно сильно. Такова судьба любого гениального произведения. Одного из произведений,  внесших большой вклад в формирование сознания нынешних 25-30 летних. Are you gangsters? – no, we are Russians. Сложно признаться, но если поглубже копнуть под все эти сериалы на английском, визы, загранпаспорта, итальянский сыр и стулья из икеи, в каждом из нас найдется такой маленький напыщенный человечек, который будет получать удовольствие оттого, что за границей русских все еще боятся. Испытывать какую-то странную, как будто запрещенную гордость. Guilty pleasure это у них называется. ­Я недавно воспользовалась этим стереотипом, когда очередной кадр подвалил знакомиться. Я была злая и ответила «I'm Russian and I'm married. Isn’t it scary enough?» - кадр дематериализовался в считанные мгновения. Вот и порадовался мой человечек.

Ни Балабанова, ни Бодрова больше нет в живых. Они ушли вместе с эпохой. Интересно, не оборвись жизнь Бодрова 12 лет назад, что бы он сейчас снимал? Продолжал ли бы он развивать этот образ? Иногда мне кажется, что он ушел вовремя. Кем был бы Высоцкий, если бы дожил до 90ого года? И кем стал бы Данила Багров сейчас? Иногда мне кажется, что хорошо, что он не видит, как гадов заставляют отвечать за Севастополь а про кирдык Америке говорят в новостях. Как чувствовал бы себя актер, сыгравший, скажем, хорошего и сильно верующего мусульманского подростка, знакомого с оружием, перед исламской революцией в Иране?­ Или ты такой написал книгу, а какой-то идиот ее прочитал и убил Джона Леннона. Понятно, что Ницше не имел никакого отношения к нацизму в Германии, а Гегель к научному коммунизму, а Вагнер никогда не мечтал о воздушной атаке. Но они то об этом никогда и не узнали. А вот Курт Кобейн узнал в свое время, что под его песню “Rape me” несколько подростков изнасиловали девушку. Кто знает, почему он на самом деле застрелился. Я, конечно, утрирую и перегибаю, в данном случае влияние фильма куда более неоднозначное, размытое, непрямое. Но тонкая творческая натура не может не чувствовать себя причастной. Они, гении, отличаются в первую очередь тем, что им не пофиг на то, что они делают. Может поэтому в последних фильмах Балабанова нет ваще ни одного положительного персонажа.

3Mmctc3cVig

проводы еды

Помнится, рассказывали, что во времена инквизиции в Европе научные труды расспространядись под видом борьбы с ересью. Сначала приводили пример собственно ереси (земля круглая, итд), а потом давали теологическое объяснение, почему это невозможно. Такие книги не попадали под запрет, и потихоньку научная мысль находила восприимчмвый мозг. Или вот напримет, математик и астроном Руджер Боскович писал: "преисполненный уважения к священному писанию и декрету святой инквизиции, я считаю Землю неподвижной; тем не менее, для простоты изложения я буду рассуждать так, как будто она движется". Судя по всему, на ленте.ру после знаменитого разгрома и уходи большей части редакторского состава решили пойти тем же путем. Вот такой замечательный сборник анекдотов про еду:
http://lenta.ru/articles/2014/08/10/foodanecdotes/

Собстенно бывший редактор ленты написала про то, как фильтровать пропаганду в современных условиях. Первым пунктом списка было - в новостях всегда должны приводится факты и никаких оценочнвх суждений. Эпитет - это звоночек. Читаем в статье - "Последнияя незамысловатая шутка отсылает нас к известной фразе.... Среди немудреных анекдотов на тему пармезана....". итд. Нужный уровень фейковой субъективности, достаточный чтобы пройти новое начальство, достигнут. А дальше - отличная подборка всего, что сейчас бегает пабликам в контактике. С концом, безысходным чуть более, чем полностью. Жалко только стищок про плавленный сыр опошлили. он в оригинале куда лучше.

Да, и особо доставляет вот эта строчка: "Шутки, порожденные «партией камамбера и тирамису» — в основном горькая ирония по отношению к самим себе. Хотя большое число жителей России (согласно спешно произведенным опросам) поддерживают спецсанкции президента, шуток, которые бы выражали поддержку этим мерам, пока не слышно". почему? потому что писавшим это должно быть хорошо известно, что те, кто сочинянт политические анекдоты и те, кто поддерживает власть - это всегда две совершенно разные категории людей.

утки

На самом деле миром правят утки. Им доступны почти все возможные способы передвижения животного мира - ходить, плавать, летать. Даже находиться некоторое время под водой. Все, для чего человек с помощью мозга придумавет транспортыне средства, стало доступно уткам в результате биологической эволюции. Возможно, утки стали хозяевами планеты задолго до людей, и теперь разводят нас как кроликов, чтобы получать халявный хлеб в зоопарках. Некоторые люди подсознательно чувствуют невидимый контроль - медики считают, что они страдают анатидаефобией. Анатидаефобия — это навязчивый страх, что где-то в мире есть утка, следящая за вами. Поняв это, утки прибегли к маскировке и попытались замаскироваться под собак.

utki

Ха-ха, утки, нас не проведешь таким дешевым трюком!

Очевидно,что это решение было принятно на утячем совете на заре современного человечества, то есть до появления интернета и ютьюба. Иначе они были бы умнее, и надели бы маски котов.

У меня все.

30 seconds to Falls

Ворнинг! Пост очень длинный и местами нудный. Под кат я прятать не умею. хаха.)

Сколько нужно времени, чтобы канадец заговорил с тобой о хоккее? Если ты русский, то почти ноль. Можно почувствовать даже немножко ложной гордости, когда тебе говорят, что в хоккее существует только две страны – Россия и Канада, а остальные притворяются, что играют. И еще не плохо бы выучить имена игроков суперсерии, кажется, канадцы знают их лучше, чем американцы имена своих президентов. Но обо всем по порядку.

Когда Батон приехал в мою олбанию, сначала мы мечтали сгонять в Калифорнию, но ни времени ни денег не оказалось в достаточном количестве. Тогда Эвелина, девочка с работы, нашла концерт 30 seconds to Mars & Linkin Park в какой-то очередной жопе мира рядом с Баффало. Баффало хорош тем, что рядом Ниагара. 30 seconds to Mars хороши песней this is war волосатым Лето. Linkin Park ни чем особо не хорош, но за компанию можно и его отстоять. Недели две мы искали, кто бы нас подвез, отчаялись, и решили пойти против системы – путешествовать по Америке без тачки.

Не особо задумываясь, мы купили билеты на поезд до Баффало, оставили себе три часа для того, чтобы добраться до места концерта. На следующий день мы узнали, как все плохо с поездами в Америке. Оказывается, можно в прямом смысле попасть с пробку на перегонах, и простоять до 8 часов (как сообщает информационное агентство сарафанного радио). Зато после таких новостей, когда мы опоздали всего на час, мы были безумно счастливы, что не на 8. итак, пункт 1 пройден – мы добрались в Баффало вовремя.

Точнее не совсем в Баффало, а на одну из ж/д станций, ближайших к месту назначения, in the middle of nowhere. К счастью, у нас был номер местного такси.  Бородатый дядя-попутчик проверил адрес этого места по гугл мапсу и, хихикая в кулак, заявил «я не знаю, как сказать вам это, господа, но судя по карте, мы находимся на такой-то номер Dick's avenue.» и попросил вызвать такси для него тоже. Такси приехало в единственном числе, и решило, что заберет нас, бородатого дядю, и вот эту толпу китайцев, которые уже полчаса как ждут. В общем, мы прокатились в аэропорт, в гостиницу рядом с аэропортом, в другую гостиницу, потому что дядя перепутал адрес, выгрузил китайцев в какой то деревне, доказывали черной тетке – водиле, что 20 миль умножить на три доллара за милю будет 60 а не 90, а билетик за толл на платной дороге в 90 центов не повод повышать цену на 30 баксов, и приехали на место к самому началу. Тут мы осознали, что везем с собой запас сушеного мяса, яблоки и крекеры, а на концерт воду и еду проносить нельзя. Но попытка не пытка. Меня проверяла женщина средних лет. На верху моего рюкзака лежала пачка маршмеллоу, я говорю: ну вы же их не заберете, да? Женщина откровенно засмеялась, потому что все нормальные люди пытаются протащить на концерт бухло, а эта дура зефирки. Так остались незамеченными яблоки и бутылка воды. Кстати, если бы мы хотели, пронести на концерт алкоголь проще простого – тут очень в ходу санитайзеры для рук, их обычно носят прикрепленными к рюкзаку на карабине. Покупается такая бутылочка, моется, туда наливается водка и капается пищевой краситель -  и вуаля! Вы пьяны и восхитительны.

Джаред Лето безумно крут. Джаред Лето ужасный кривляка и выпендрежник.  Когда у тебя тур по всей Америке по 4-5 концертов в неделю, и ты кричишь со сцены – «вы лучшая аудитория! Я никогда не забуду этот вечер!» это не очень похоже на правду. Приходится слишком хорошо петь, чтобы загладить впечатление. Еще прыгать как волосатая обезьяна, лазить на вышку с освещением, как волосатая обезьяна, давать себя полапать стонущим 15-летним фанаткам. Короче круто. Правда, концерт Coldplay был куда лучше, но там я была одна среди обнимающихся парочек, повторяющих слова песен в адрес друг друга. Тут я была с Батоном, и мы скакали как угорелые и орали SEARCH AND DESTROY. Это я понимаю, романтика. Я никогда не забуду этот вечер.

WP_001322

Как оказалось, на концерте было гораздо больше фанатов Linkin Park. Они закрывали концерт. Толпа бесновалась. Солист был голый по пояс, и с него низвергалась ниагара из пота. Когда он читал реп, было слышно, как слюна летит в микрофон. Бэээ. Я лично из всех их песен знаю только Numb и то больше люблю инструментальный кавер Limp Bizkit.  Батон знает еще одну песню, Let it go. Итого оставшиеся полтора часа мы не знали, куда себя деть. Как-то я подняла глаза вверх и увидела офигенно чистое звездное небо. Через секунду прямо надо мной широкой яркой струей прочертил метеор. Я, было, открыла рот чтобы сказал Батону «смотри!» но поняла, что у меня нет времени, и так и осталась стоять с открытым ртом. Оглушающее спокойствие там, наверху вместе с оглушающими звуками концерта. Казалось, будто остановилось время. Впрочем, скоро у меня затекла шея, больше ни одного метеора я не дождалась и захотела в туалет. Пока, бесконечность, привет насущные проблемы.

А самой насущной из проблемы на тот момент было – кхм, как мы будем отсюда выбираться? Чтобы попасть в Баффало, надо было либо опять вызывать такси, чего по финансовым соображениям не хотелось делать, либо ждать автобуса до утра, либо искать попутчиков. В перерыве нашу Эвелину пытался охмурять какой-то абориген, и мы уже понадеялись, что он нас подвезет. Но сразу после концерта тот смылся, и мы поперлись спрашивать всех подряд, не едет ли кто в Баффало. Никто не ехал. Тогда мы решили чего терять, попробуем поголосовать на выезде из парка, где все проходило. На нас смотрели как на идиотов. Никому в голову не приходило, что на концерт вообще можно поехать не на машине. Один особо умный крикнул что-то типа «позвоните своим родителям, пусть вас заберут». Мы поржали, представив, как будем звонить в Россию или Польшу. Наконец один добрый человек остановился и довез нас до самого баффаловского центра. По дороге он в основном трепался с Эвелиной (спасибо ей за это, ибо у меня и у батона сил уже не было), а с нами обронился парой слов. В частности, спросил, что значит фраза, которую сказал Алек Болдуин по-русски в каком-то фильме. Раза с четвертого мы поняли, что он пытается произнести ШТО С ТЙОБОЙ Т'AКОЕ. Он сказал спасибо, этот вопрос мучил его долгие годы, а оказалось это всего лишь what's up :) Когда мы вернулись домой и рассказали про эту поездку в лабе, на нас вылупились как на идиотов в кубе и рассказали, что в штате Нью-Йорк автостопить запрещено законом. Упс.

Еще Баффало хорош тем, что бары там работает до 4 утра. Можно даже купить майку с такой надписью. В одном такой баре мы просидела почти до закрытия, а затем решили, что пойдем гулять. Надо сказать, догуляли мы до первой удобной скамейки. Точнее до 3х удобных скамеек почти что в самом центре. Сначала мы немного колебались, но, во-первых, спать хотелось безумно, а во-вторых, чем мы хуже бомжа, который спал на скамейке в Вашингтоне около Белого дома? Решили, что ничем и разбили лагерь. Кстати пачка маршмеллоу вполне хорошо работает подушкой, пока она не открыта. Многофункциональность – и поспал и пожрал. Батон рассказал потом, что к нему подкрадывалась какая-то черная женщина, которая пустилась наутек, когда он проснулся. С тех пор он больше не спал и караулил нас с Эвелиной.

Часов в 6 мы проснулись, доплелись до старбакса и отогрелись кофейком. Пока ничего не работало, и не было автобусов, решили сходить заценить набережную. Тут у меня появился еще один повод ненавидеть америку – в америке нет набережных. Что такое нормальный европейский (даже маленькие город у реки?) набережная – центр жизни, ресторанчики, уличные музыканты, прогулки на лодках, толпы мелких скейтеров, фотающие себя на айфон хипстеры. В Америке вдоль реки обычно идет хай-вэй, либо на опорах над улицами, либо за высоким забором, где его можно перейти только по мосту. За трассой начинается либо парк, то есть тупо километры стриженых газонов, либо, в самых красивых местах, частные коттеджи. Все. Чтобы доехать до пляжа, садишься на тачку, и пилишь энное количество миль. Нет тачки – арендуй. Не хочешь – вали в свой амстердам, вонючий хиппи.

buffalo

это вот, вид на Баффало со стороны Ниагары

Жители Баффало гордятся тем, что у них есть трамвай. Да-да, трамвай, они называют его метро. Они идет ровно по одной улице и имеет остановок примерно 8. расстояние это проходится за 20 минут быстрым шагом. Это остатки когда-то развитой городской трамвайной сети, которую в большинстве городов уничтожил Генри Форд. Там даже брошюрки есть с историей того, как это происходило в XX веке. На предложение прокатиться Батон фыркнул и заявил, что после венских трамваев это – детский сад. И то правда. В целом, в Баффало, в отличие от Олбани, есть чем заняться. Например, улица, полная баров стоит посещения. Но об этом потом.

Пока что мы поехали в Ниагара Фоллс. Это было самой дешевой и удобной частью нашего путешествия – автобусы из Баффало ходят туда каждые полчаса и стоят доллар писят. В Ниагаре у нас был отель, и мы тут же завалились спать. Проснувшись, долго не могли найти Ниагару. В итоге добрались окольными путями и ОБОЖЕ ВОТ ОНО – думали мы, но нет. Так просто Ниагару не увидишь, даже если стоять прямо на ней. Вот что действительно кайф, так это кататься на лодке!  Перед залезанием в лодку выдают дождевики, причем у американских лодок дождевики синие, а у канадских красные. Канада, кстати, отхватила себе и больший водопад, и более красивый вид, и нам туда было нельзя., Канадский водопад представляет собой полукруг. Вода, ударяясь о камни, распадается на миллион мелких капель и летит вверх, образуя огромный столб, который сливается с облаками в небе. Сам водопад сквозь этот столб не видно. Прямо в центр этого столба тебя привозит лодка, и ты стоишь, окруженный водой со всех сторон и можешь только орать от счастья.

canada

У американского водопада живет радуга. Что-то мне подсказывает, что она там всегда. С определенной точки виден полный полукруг, упирающийся в воду. Я никогда еще не видела естественную радугу так близко. Немного странные ощущения возникают, когда думаешь – вот Ниагара, вот водопад. Он всегда был и всегда будет. Он был тут до появления человека и останется после. Такое вечное холодное безразличие падающей воды… но мы не думали, а орали как сумасшедшие и махали руками канадцам. Как-то не успеваешь особо подумать, просто едешь на лодке и наслаждаешься пронзительной свежестью и прохладой после нескольких часов блуждания под палящим солнцем.

rainbow

Еще можно залезть наверх и постоять на островке прямо у самого обрыва, между двумя потоками падающей воды. Технически это остров, но как-то язык не поворачивается его так называть, потому что похож на остров он только с одной стороны. С другой – отвесная стена.

sunset

вид с этого островка какой-то такой :)
                            
Вечером был салют, обеспеченный канадцами. Потом мы пошли поесть, и обоже, если где-то в америке происходит халявный концерт под открыты небом, то это с вероятностью 95% кантри. Нет, только не кантри, пожалуйста. К счастью, в Ниагара Фоллс есть свое Хард Рок Кафе, и там то нас ждала вторая крутейшая вещь за этот день – какие то ребята с гитарами, которые пилили соляки как боги. И не только соляки. По Батону было видно, что он счастлив. А мне было ужасно от того, что меня дичайшее тянуло спать, а так хотелось досидеть до конца и дослушать концерт. В итоге пришлось уйти немного раньше, иначе бы я пробила дырку головой в деревянном столе. А жаль.

На следующий день у нас был коварный план – встать пораньше и повалить лазить в саму Ниагару по знаменитым лесенкам. Пораньше чтобы потом успеть до расчекинивая из гостиницы вернуться и снять с себя полностью мокрую (как оказалось) одежду. Не, дождевики там выдают, но нам же надо было принять душ под самим водопадом, так что они особо не спасали. Стоишь такой на мостике, а в тебя летит толпа разъяренных капель и бьет острыми концами по лицу. Я понятия не имею, почему капли  вдруг острые, но вот именно так там чувствуется. Тут, значит, на нас напали новейшие тренды интернета – мужи с пакетом льда попросил меня помочь ему принять вызов в Ice Bucket Challenge. Правда, лед у него был, а вот воды набрать он не смог – наверное, высоты боялся. В итоге я по-идиотски высыпала ему на бошку килограмма три льда кубиками, тот даже не намок, но кажется, ушибся. Пора бы поискать это на ютьюбе по запросу Ice Bucket Challenge Fails.

внизу

Облазив Ниагару воль и поперек, сходив поближе к канадскому водопаду, поев мороженого, мы решили валить обратно в Баффало. Во-первых, у нас в программе было посещение музея науки, а во-вторых, вчерашний Эвелинин дружок с концерта написал и предложил тусить. От центра города до музея по карте было около 50 пешком, и мы решили о, отлично, заодно город посмотрим. Как бы вам сказать, это было не совсем мудрое решение. Через полкилометра от центра город в этой части стал выглядеть примерно вот так:

гетто

ну, может чуть чуть получше :) (фотка абстрактная, из инета)

Раздосадованные, мы решили, что обратно едем на автобусе, а пока улыбались милым и приветливым чернокожим пенсионерам, тусующим на крыльцах полуразвалившихся домов. Пока нас не окликнул какой-то парень, с бейджиком что-то типа Баффало Ньюз. Эй, ребята, вы кто и куда идете? Мы туристы, бла-бла-бла, в чем дело? Суть сказанного им дальше сводилась к тому, что убирали бы мы свои ноги поскорее из этого райончика, потому что солнце уже садится, а у нас две девушки и всего один парень. Если что, то он может нас подвезти туда где безопасно. Мы немного ошалели, но до места назначения было уже совсем близко, так что мы отказались, поблагодарив за совет. В этот момент чернокожие пенсионеры как то перестали быть милыми и приветливыми, музыка из тачек стала громче, а закат ближе. Хотя нет, вообще то часа 4 только было. Энивэй, мы воспользовались советом парня – продолжайте движение и не смотрите по сторонам. Когда пришло время выбираться из музея, народу на улицы повывалило больше, и стало очевидно, что белых людей там нет вообще. Перед нами шли какие-то детишки, громко называя друг друга ниггами и другим непереводимым местным фольклором. Другие, шедшие к нам на встречу, замолкали, когда равнялись с нами. Это не то, чтобы очень обнадеживает. В итоге мы дошли до остановки, которая была где-то совсем на пустыре рядом со свалкой, и стали ждать автобус. Пока ждали, мимо нас проехал белый на велике, это нас немного приободрило. В целом, добрались мы обратно целиком и без потерь, но адреналина было выброшено прилично. Интересно, как бы мы себя чувствовали, если бы нам не встретился этот парень из новостей?  Может, ничего и не заметили бы.

В музее мы проторчали часа два, посмотрели кино National Geographic и пошастали по выставкам. Всякие чучела и кости меня не особо привлекают, а скорее вгоняют в тоску, напоминая альбомы с первых курсов. В энтомологическом отделении мне вообще плохо становится. Зато вот метеориты помацать или подергать магнитную жидкость это кайф. Еще была выставка что-то типа наше тело, там была имитация инструментов хирурга, надо было за стеклом продеть нитку через 5 колечек, орудуя очень неудобными зажимами на ручках и смотря на изображение на экране. Не знаю, почему я туда так залипла, но Батон меня долго не мог оттащить. А еще можно было поднимать и переносить подъемным краном тяжести, пытаясь не спихнуть дома. А еще построить дом и разрушить его землетрясением. А еще залазишь в кабину, и на тебя дует ветер, как будто ты в центре торнадо. А еще, а еще…вот с чем с чем, а с музеями тут хорошо. Это Америке плюсик.

Ладно, вот уже почти все. Нам предстоял вечер тусева в Баффало, а потом ночной автобус домой. В баффало есть улица, которая по ночам, особенно в пятницу, превращается в центр жизни. Конечно, потому что там все бухают. На счет бухать там большой выбор – от ирландских пабов до супер странных дорогих баров с вегетарианской «органической» едой. Есть еще шоколадный бар. Не знаю что это, я очень хотела туда зайти, но не сложилось. В общем, мы решили пойти в паб, подождать нашего концертного друга, схавать, наконец, этих ваших баффало чикен вингз, а потом пойти куда-нибудь еще. В итоге друг так и не пришел, крылышки оказались достаточно блевотными, но из паба мы выбрались только тогда, когда неминуемо пришло время валить в автобус. Все потому, что встретили там трех канадцев. Канадцы классные. Они пришли смотреть американский футбол почему-то, но особо его не смотрели, а больше налегали на пиво. Потом они узнали, что мы русские и понеслась. После получасового разговора о водке, о разновидностях водки, о том, где можно купить водку, и с чем ее лучше употреблять, шуток про то, что мы пьем водку на завтрак, наконец-то вспомнили про хоккей. Один чувак сразу заявил, что Канада лучше всего играет в хоккей, потому что выиграла супер-серию у СССР. Еще у него был при себе значок с этой супер серии, видимо от отца. Отец его, кстати, тоже где-то неподалеку ошивался, общаясь с половиной народа в пабе. Канадцы классные. В итоге сошлись на том, что Канада и Россия рулят, а Америка отстой. Правда говорили это шепотом. Но зато все был довольны результатами дискуссии.

Еще было несколько партий в дартс, причем Эвелина внезапно рвала всех как котят. Однажды два раза попала в центр и один раз выбила 40. Вот в тихом омуте-то :). Часа в два мы наконец осознали, что пора двигать к автобусу. Но это оказалось не так то просто. По совокупности причин, ориентируясь по бумажной карте, мы два раза свернули не туда. Ну то есть да, я какого-то фига решила, что знаю куда идти, и оказалась не права. А потом не права еще раз. Вывезла всех Эвелина, у которой единственной был работающий гугл мапс. В итоге мы прибежали на станцию, мокрые как лошади, через пять минут после того как автобус ушел. Казалось бы, сесть и плакать, перспектива второй ночи на скамейке стала вполне реальной. Но что-то подсказало Эвелине поговорить с одним из водителей, и он такой – а что, какая у вас следующая остановка? Ротчестер? Я как раз туда еду, залезайте. Мы залезли, не совсем понимая, зачем мы вообще туда едем. Однако, часа через два я проснулась на подъезде к остановке и увидела автобус, похожий на наш. (по крайней мере той же фирмы). Водитель сказал в микрофон – эй вы, народ из Олбани. Вам повезло, ваш автобус еще здесь. Ихха! Спасибо доброму водиле, мы уже и не надеялись, что можем успеть на наш автобус) выгрузились, погрузились, уснули, приехали домой. Дали друг другу пять со словами «мы, блин, сделали это!» и разошлись по домам спать. Все.

пысы: видос тут - https://vk.com/video720219_169796098

through sunglasses

У солнечных очков есть как минимум два дополнительных полезных применения - можно смотреть на грудь втихаря и рыдать так, чтобы никто не заметил. Пока успешно пользуюсь второй опцией, сидя на горячем от солнца асфальте, прислонившись к решетке с колючей проволокой. За спиной взлетают вертолеты, спешащие доставить наодеколоненных яппи в аэропорт прямо с крыш их домов в нижнем вест-сайде, чтобы те успели вовремя сделать бизнес или набухаться в сопли на одной из приватных вечеринок. Простым же смертным приходится ждать автобуса под палящим солнцем, который как всегда в пятницу вечером опаздывает на час. Водитель устало извиняется перед всеми за задержку, как он делает в конце каждой недели а еще по большим праздникам и все рождественские каникулы. Температура внутри автобуса близка к абсолютному нулю стараниями мощных кондиционеров. Я - воспаленные гланды Джека.

Сегодня моя прогулка по городу Вуди Аллена была не продолжительной, всего 4 часа. Но их хватило чтобы возобновить чувство ненависти к городу, в котором я живу. Меня понесло на Юнион сквер, как оказалось популярное место среди хиппарей, буддистов и прочего сброда. Там снимали кино. Люди с микрофонами безуспешно пытались выгнать толпу с площадки перед парком. Туристы глазели, открыв рот, на громадную машину на шарнирах, едущую по рельсам и несущую сразу три камеры, истинные нью-йоркцы не проявляли интереса вообще. Они привыкли к тому, что их город постоянно снимают, а потом показывают им же самим как рай на Земле. Рядом какой то местный сумасшедший обличал белый дом, продавая картинки изображением мировых лидеров, под носами которых красовались усики а-ля адольф. Шоколадному Обаме эти усы идут больше всего. Говорят недавно Зара отозвала партию детских пижам, похожих на униформу узников нацистских лагерей. а, ну ок.

Вокруг магазины с безумно крутыми бесполезными сувенирами, итальянская пекарня с божественным лимонным пирогом, шарф... хм отличный шарф! я ковыляла вверх по Бродвею, опустошая свою карту, пытаясь нахвататься как можно больше впечатлений чтобы перестать думать. ы ходим на работу, которую ненавидим, чтобы купить вещи, которые нам не нужны". Я - полное безразличие Джека. Я первый раз была в аэропорте и никуда не улетала из него. Я люблю аэропорты. люблю их чистоту и отчужденность. я бы хотела летать по всему миру, но теперь у меня отекают ноги и каждый полет дольше трех часов (то есть вообще каждый) это боль. я - расширенные вены Джека.

Лучший месяц моего пребывания в Америке кончился. завтра я сяду и напишу, про то, каким он был крутым, про путешествие, про Ниагару и про полминуты до Марса. а пока наслаждаюсь собственным убожеством и не снимаю солнечных очков в темном помещении. Я - глупые слезы Джека.


_DSC8321

Вы, конечно, шутите....

У меня проблема. Я не умею читать книги по частям. По крайней мере интересные книги. Интеграл по частям еще может быть возьму, книгу - невозможно. Если книга меня зацепила, физически невозможно ее отложить. Возникает такое ощущение в мозге, как от несохраненного файла с недельной работой, оставленного на рабочем компьютере, подключенного в сеть без ИПБ, в то время как ты стоишь на балконе и видишь, что начинается жуткая гроза. Вот так и сегодня случилось с "Вы конечно шутите, мистер Фейнман". Строго говоря, начала я ее читать неделю назад на автобусной остановке (в моей деревне пока автобуса дождешься, можно книжку не просто прочитать, а наизусть выучить) и она мне сразу же жутко не понравилась. Первые несколько страниц сводятся к тому, каким крутым и чертовски умным был автор в детстве и какие вокруг все лохи. Потом эти бесконечные описания похождений автора, простите, по бабам. И самое мерзкое на мой взгляд, как после описания смерти жены и последующей, понятное дело, депрессии, он быстро переходит к историям "как снять девушку в баре" в стиле Барни Стинсона.  Это не то чтобы оскорбило мои религиозные чувства, но если честно, я ждала потрясающего путешествия в мир науки глазами великого ученого, а получаю истории про то, как продать картину с обнаженной девушкой, которая была нарисована для публичного дома, если его хозяина посадили в тюрьму до завершения работы. В общем, когда я была близка к тому чтобы забыть о шутнике насовсем, я поняла, что не могу оторваться. В книге нет ничего из того, чего я ждала, никаких "приключений духа", никаких рассуждений о величии науки, никаких "и тут я посмотрел на осенние листья за окном и меня осенило...", но есть что-то другое, что делает невозможным остановку и потакает моей книжной болезни. Это супер американская книга, написанная американцем в америке, ибо когда Фейнман пишет про Манхэттенский проект он говорит "там работали действительно умные ребята, которые любили науку. они сделали отличную работу", и это не выгладят, как лозунг Макдональдса. Это выглядит как правда. Короче книгу пронизывает невероятная легкость изложения, и это подкупает. А когда ты немного втянулся, начинается  рассказ про КалТех, про человека, который дико вращая глазами, вбегает к Фейнману в кабинет и рассказывает как он только что в соседней комнате получил результаты эксперимента о полуконсервативном методе репликации ДНК! Того самого эксперимента , с тяжелым изотопом азота, про который наш любимый Григорий Моисеич скучно и чванливо вещает второкурам. Или вот:

"Я шел в свой кабинет, когда ко мне подбежал какой-то парень и сказал: "Привет, Фейнман! Ты уже слышал, что случилось? Бааде обнаружил, что существует два разных типа звездного населения! Все расстояния до галактик мы измеряли на основе переменных цефиды одного типа, но оказалось, что есть еще и другой тип, так что Вселенная в два, три или даже в четыре раза старше, чем мы думали!"
  Эта проблема была мне знакома. В те дни все говорило о том, что Земля старше Вселенной. Земле было четыре с половиной миллиарда лет, а Вселенной - только два или три миллиарда. Это была великая загадка. Но это открытие разрешало ее: оно доказывало, что Вселенная старше, чем полагали до этого. И всю эту информацию я получил немедленно - парень прибежал ко мне, чтобы рассказать это
"

И внутри меня мое я произносит звук, какой обычно издают блондинки при виде котенка в вязанной шапочке в виде котенка, и я уже не могу оторваться или хотя бы отложить книгу. Правда на следующей странице я узнаю, что если хочешь провести ночь с девушкой, ни в коем случае нельзя покапать ей выпивку, и вообще ничего покупать нельзя, а надо сразу спросить, переспит ли она с тобой, а то тебе ничего не светит. Но знаете что? Это похоже на полет мысли без особых границ. Это хорошо. Если автор считает забавным рассказы про драки в туалете бара в Лос-Анжелесе, он пишет это, если он считает забавным вычисление дробной степени числа е на скорость, он пишет про это тоже. Или про взламывание замков на сейфах с документами по атомной бомбе. Или про то, что при бета распаде ядра разрываются V и А связи, а не S и T (кто бы мог подумать!). И все это одинаково забавно.

А еще такая штука: каким то потрясающим образом Фейнман проходится практически по всему, что мне интересно - начиная с немного ехидных заметок про биологов, потом рассказы про астрономов и астрономию, и вдруг лет в сорок он, оказывается, учится рисовать! Штрихи, объемы, портреты, свети и тень, "КАК ОНИ ЭТО ДЕЛАЮТ"  - все это настолько понятно, как будто кто-то пересказывает тебе твой собственный сон. Рассуждает про то как работает мозг и можно ли создать его искусственно. Он даже упомянул моё Олбани однажды, в связи с войной. А еще он, как и я, ненавидит американскую систему рекомендаций и то, что на всех нужно обязательно производить впечатление. Только отличие меня от гения в том, что я ее просто ненавижу, а Фейнман успешно пользуется.

А между прочим, ее проявления повсюду. Неделю назад я выступала на семинаре с рассказом чего я все таки сделала за последний месяц. Вообще это тот еще цирк, пытаться объяснить схему клонирования и мутагенеза толпе химиков, которым честно говоря, срать на то, что ты вообще там делаешь. Во всей лабе кроме меня два биолога, оба русские - девочка, которая пишет дисер и парень, которого я особо сильно не люблю по личным причинам. После моего феерического доклада на логичное "any questions?" гробовая тишина. Тогда встает этот парень и спрашивает что-то безумно гениальное типа "а вот в вашей плазмиде ген устойчивости к ампицилину, а можно вставить внутрь целевого гена ген устойчивости к другому антибиотику, чтобы знать, что вставка есть?" на мое "Шта? ты упоролся? ген в ген?" пускается в пространные объяснения на ломанном английском, из которых я понимаю, что лет 10 назад он читал про негативную селекцию в lac-системе, но судя по всему, забыл все, и теперь у него гены встроены по средине других генов. Что делать, пускаюсь в объяснения, хотя понятно, что к моей проблеме (а именно к трудностям выделения оной плазмиды из геля) это никак не относится. Хорошо, следующий вопрос - я вижу, у твоего гена на конце FLAG, можно ли его использовать для очистки из геля? Нет, нельзя, FLAG используют в хроматографии для очистки белков, и мне очень странно, что ты, человек с биологическим образованием, задаешь такие вопросы. Все остальные смотрят на нас как на обезьян, кидающих друг в друга банановые шкурки, и мы оба это понимаем. Когда все закончилось, мне объяснили, что это только с моей точки зрения это был разговор осла с бараном. А с точки зрения шефа, физика по образованию, который в клонировании знает столько же, сколько я в японской грамматике, это было вполне похоже на обсуждение неведомой х*ни двумя специалистами. Так что шеф может поставит гипотетический плюсик в гипотетическое личное дело данного сотрудника лаборатории. И данный сотрудник понимает это просто отлично.

После этого так хочется забраться с ногами на скамейку у фонтана во внутреннем дворике универа и читать книгу про ученых искренне любящих свое дело, про их соревнования в решении задач, про честность в науке и обман как последнее дело для ученого, и еще хочется, чтобы книга никогда не кончалась.